КРАСНЫЙ СЕВЕР

«Как обычная прививка»: вакцинированные «Спутник V» оленеводы уходят в тундру

«Как обычная прививка»: вакцинированные «Спутник V» оленеводы уходят в тундру

Трасса Надым – Салехард. Мартовское утро. Солнце едва пробивается сквозь облачную дымку. Чернеют подсохшие лиственницы скупой северной тайги. До Надыма остаётся полсотни километров езды по «Дороге жизни», но посреди бесконечных снегов уже людно. Гудят снегоходы. Из чумов тянет дымком. Бродят раздобревшие за зиму олени. В преддверии весны ненцы готовятся к сезонной кочевке из Надымского района в тундру полуострова Ямал. Еще оленеводы повторно прививаются от COVID-19.

Всего вчера,18 марта, в окрестностях ненецких стойбищ открылись четыре мобильные точки для вакцинации препаратом «Спутник V». Одно из мест, в котором делают прививки, находится на 40-м километре дороги. Впервые тундровики съезжались сюда 26 февраля: они отправлялись в путь в очень морозный день, тогда вакцину получил 91 человек. Спустя три недели медики Надымской ЦРБ и окружного Центра медицинской профилактики и их пациенты встречаются вновь. Ненцы уже каслают неподалеку, а стужа спала до минуса 20 градусов. Ненцы говорят, что этот день теплый.

«Как обычная прививка»: вакцинированные «Спутник V» оленеводы уходят в тундру

– И перед первым и перед вторым этапом прививки сотрудники надымской администрации и представители оленеводческих хозяйств объехали, где это было возможно, оленеводов. Где-то вакцинацию обговорили по спутниковому телефону, – уточняет «Красному Северу» представитель управления по работе с коренным населением и развитию сельских территорий Надежда Ядне. Вакцинируют людей, прописанных в Ямальском районе: на зиму они уходят в лесистые края Надымского района, а к весне каслают обратно. Удобнее всего прививать ямальцев в окрестностях Надыма, пока зима и близость города облегчают транспортную доступность к оленеводам.

От малиц ненцев исходит приятный запах лиственничных дров и дыма. Оленеводы появляются постепенно, оглашая окрестности рычанием снегоходов. Мужчины за рулем, а их нарядные жены и маленькие дети (школьники зимой учатся в интернатах) в крепких самодельных санях. Тундровики паркуются, неторопливо общаются друг с другом о своих делах, а затем идут на вакцинацию. Стоят два добротных чума, прогретых печами – снег там уже растоплен и пыхтят паром чайники. Бегают черные лайки. Еще приехавшие из Надыма затейщицы уговаривают ненцев-мужчин бросить курить и, обмораживая пальцы, позируют с призывным плакатом.

– Тундровики каждый день туда-сюда ездят (на снегоходах. – Прим. автора), и им труда не составляет приехать. Некоторые сейчас рядом живут. Кто-то в 10 километрах, кто-то в 20 километрах, – объясняет «Красному Северу» Владимир Сэротэтто из поселка Яр-Сале.

– Раз шесть дней плутал. Олени пали. Малица ледяной стала. Ночи темные были. Звезд не было. Устал, пока к чумам случайно не вышел, – вспоминает оленеводческие будни один ненец.

На площадке с раннего утра припаркованы два медицинских автобуса из города газовиков Надыма. В нем делают уколы вакциной. Принимают народ допоздна. Пациенты заполняют рутинную документацию, соглашаясь получить противовирусный препарат. Представитель общины сверяет список – сколько из тех, кто был привит в прошлый раз, приехал вновь. После этого кочевники заходят к медикам. Идут взрослые. Вакцина тем, кто не дорос до 18 лет, не вводится.

«Как обычная прививка»: вакцинированные «Спутник V» оленеводы уходят в тундру

– Отрадно, что жители тундры откликнулись и дисциплинированно проходят вакцинацию, – говорит «Красному Северу» главный врач Надымской ЦРБ Надежда Калиберда. Вообще, в «ее» районе живет пять сотен своих тундровиков. Но их стойбища рассеяны вдоль рек. – Туда, к сожалению, кроме как авиатранспортом добраться невозможно. Будем их приглашать в национальные села для вакцинации, – добавляет врач. Недавно и она перенесла болезнь. Говорит, что обязательно привьется к маю.

– Как обычная прививка. Просто себе внушать не надо, что она плохо подействует. Организм все равно воспримет препарат. Поболит, но пройдет. Не вечно же будет болеть, а 2-3 дня, – комментирует Владимир Сэротэтто. – Некоторые после укола нагрузку на руку начинают делать. Чтобы «буранку» завести, надо дергать (ручной стартер. – прим. автора). Руки-то напрягаются. И если человек будет после прививки лежать, как в городе, он ничего не успеет по хозяйству. Это в городе физической нагрузки нет…

В последние годы, прививаться ненцам ЯНАО от летальных инфекционных болезней не впервые.

– До этого наших оленеводов уже прививали от сибирской язвы. Но тогда врачи летали и ездили по стойбищам, – вспоминает Надежда Ядне.

Кстати панику, в отличие от горожан, пандемия у кочевых ненцев не вызвала.

– Люди в тундре услышали, что есть COVID. Но страха не было. Ну, есть болезнь. Но некуда не денешься. Надо жить, – пожимает плечами Владимир Сэротэтто.

– Нашим людям повезло, что в период распространения инфекции они находились вдали от населенных пунктов, в которых болезнь стремительно распространялась. И поэтому беда обошла стороной наших людей. Но чтобы не заразиться, лучше привиться. Я тоже поставила прививку, все прошло хорошо», – рассказала ИА «Север-Пресс» Надежда Ядне. По словам собеседницы, хотя оленеводы и проводят большую часть года вдали от эпицентров COVID-19, но они все-таки вынуждены посещать города и поселки ЯНАО.

«Как обычная прививка»: вакцинированные «Спутник V» оленеводы уходят в тундру

После прививки ненцы разъехались по своим стоянкам и стойбищам в надымском редколесье. От пробившегося солнца заискрили снега, в которых разлеглись стада оленей.

– Пока рано говорить о полномасштабной вакцинации тундрового населения. Вакцинация только в самом разгаре. Остальными желающими займется больница в Яр-Сале, или медики Ямальского района организуют у себя мобильные точки, – резюмирует главный врач Надымской районной больницы Надежда Калиберда.

Источник ks-yanao.ru

Добавить комментарий

Текст комментария

Авиабилеты

Горящие туры

6