ЯМАЛPRO

«В Ноябрьске идет поворот в сторону депрессии». Экономист Наталья Зубаревич – о будущем Ямала, финансовых потерях «ковидного» года и шапкозакидательских проектах Артюхова

«В Ноябрьске идет поворот в сторону депрессии». Экономист Наталья Зубаревич – о будущем Ямала, финансовых потерях «ковидного» года и шапкозакидательских проектах Артюхова

В ЯНАО 2020-й год завершился потерями — объем консолидированного бюджета составил 226,7 млрд рублей, тогда как годом ранее было 257 млрд. Серьезно просел налог на прибыль, при этом рост показали НДФЛ и налог на имущество. Что касается расходов региональной казны, то больше всего выросли траты на здравоохранение и национальную экономику, меньше денег вкладывалось в образование, ЖКХ и соцполитику.
На чем сэкономили власти Ямала, помог ли региону федеральный центр и чего ждать от 2021 года, мы поговорили с профессором МГУ им. М. В. Ломоносова, специалистом в области социально-экономического развития регионов, социальной и политической географии Натальей Зубаревич. Эксперт рассказала, почему не доверяет цифрам Росстата о росте доходов населения ЯНАО, насколько значимы интересы крупного бизнеса в округе и по каким причинам в регионе годами не решался жилищный вопрос.

Доля трансфертов оказалась крошечной

— В 2020 году бюджет Ямала недосчитался запланированных доходов. Причины понятны – пандемия коронавируса и связанный с ней экономический кризис. По каким налоговым поступлениям бюджет понес наибольшие потери?

«В Ноябрьске идет поворот в сторону депрессии». Экономист Наталья Зубаревич – о будущем Ямала, финансовых потерях «ковидного» года и шапкозакидательских проектах Артюхова — Согласно данным Федерального казначейства, обнародованным в середине февраля, доходы бюджета ЯНАО по итогам 2020 года составили 226,7 млрд рублей, годом ранее было 257 млрд. Динамика всех доходов – минус 12%. Объем собственных доходов округа, без учета федеральных трансфертов, — минус 16%. Главная проблема – чудовищная просадка налога на прибыль, который сократился по сравнению с 2019 годом на 46%. Между тем этот налог – главный в ЯНАО: его доля в структуре всех доходов до 2020 года составляла 40%, а стала – 25%.

Очень неплохой рост в ЯНАО показал налог на доходы физлиц – плюс 13%. Если в 2018–2019 годах доля НДФЛ в структуре доходов составляла 21–22%, то в 2020-м выросла до 27%. Значимым для Ямала также оказался налог на имущество, который вырос в прошлом году на 2%. Его доля в структуре доходов округа в прошлом году составила 33%, превысив долю налога на прибыль.

— Чем объясняется этот рост?

— НДФЛ вырос почти по всей стране – в среднем на 7%. Людям индексировали зарплаты, в белом секторе прибавилось немного занятых. Важный фактор в ЯНАО – привлечение работников из других регионов страны, людей в округе стало больше в связи с реализацией крупных проектов. Рост налога на имущество мог быть связан с переоценкой его стоимости – она немного изменилась, или же вводилось новое имущество, с которого тоже надо платить налог.

— Какой объем трансфертов Ямал получил из федерального бюджета? Часто это небольшие по сравнению с другими регионами суммы. Может, в ковидный год ситуация изменилась?

— В динамике федералы помогли: рост трансфертов в 2020 году к 2019-му составил 84%. Но сама эта доля крошечная – 3–4%. Объем выпадающих доходов в ЯНАО, то есть то, что недобрали за 2020-й год относительно собственных доходов 2019-го, составил минус 39 млрд рублей. А сумма трансфертов – 8,6 млрд. Федеральный центр лишь частично компенсировал это огромное выпадение, посчитав, что регион богатый, как-нибудь справится сам. В общем, справился. Меня удивила динамика расходов: при падении всех доходов на 12%, а собственных – на 16%, расходы увеличились на 15% — как в среднем по стране.

Власти сэкономили на образовании и соцполитике

— На что ямальские чиновники расходовали бюджетные деньги в 2020 году?

— Они продолжали финансировать национальную экономику – плюс 17%. В основном это дорожное строительство – KPI по дорогам даже в ковидный год никто не отменял. Больше всего расходы выросли на здравоохранение – плюс 83%. Знаю, что Ямал – в числе регионов-лидеров по избыточной смертности. Прирост смертей за период с апреля 2020 года по январь 2021-го относительно предыдущего года составил 36%. Это очень много и сравнимо с Москвой, где число летальных случаев выросло на 34%. Увеличение расходов на здравоохранение на 83% — выше среднего по стране (в регионах порядка 70%), но оно было абсолютно необходимым.

Что меня потрясло, хотя в рублях эта сумма не очень большая, так это рост расходов на 37% на физкультуру и спорт. Хотела бы понять, что за физкультура такая? В ЯНАО футбольной команды нет, хоккейной, насколько я знаю, тоже. А это те профессиональные команды, которые подкармливаются из бюджета.

«В Ноябрьске идет поворот в сторону депрессии». Экономист Наталья Зубаревич – о будущем Ямала, финансовых потерях «ковидного» года и шапкозакидательских проектах Артюхова

— На чем сэкономили власти округа?

— Резко меньше, чем в среднем по стране, в ЯНАО выросли расходы на социальную защиту населения. В среднем по стране — на 25%, на Ямале – только на 11%. Более-менее понятно, почему: бедность в округе сильно не росла, малоимущих не очень много. Еще сэкономили на благоустройстве – нулевой рост. Очень печально, что сэкономили на образовании – рост расходов составил только 2%, тогда как в среднем по стране плюс 6%. Но ямальские школы – не худшие, в них вкладывались раньше, может, в прошлом году сделали паузу. Очень аккуратно власти региона наращивали расходы на ЖКХ – плюс 6%, при том, что в среднем по субъектам рост составил 9–10%. Это значит, что особо не субсидировались коммунальные тарифы для населения. Большинство регионов делало это, чтобы не повышать цифры в платежках — народ-то обеднел.

Но у нас же Ямал не обеднел – Росстат говорит, что даже в ковидный год доходы населения округа выросли на 5%, при том, что в целом по стране ушли в минус на 3%.

— Многие ямальцы, вопреки цифрам Росстата, жаловались в прошлом году на падение доходов.

— Это вопрос доверия Росстату. Самое поразительное, и тут я ему точно не верю, что с 2014-го по 2019 год, когда вся страна ушла в минус на 7%, Ямал показал рост на 7%. Как так округ живет отдельно от страны в части динамики реальных доходов населения, я понять не могу. У вас, конечно, своя специфика счета доходов – берутся все зарплаты, пенсии и пособия для оценки. В территориях с большой долей вахты просчитать корректно, видимо, непросто. Поэтому Ямал у нас — это вечнозеленое место, такие тропики в тундре, где доходы населения непрерывно растут, хотя во всей стране падают.

— Какой итог можно подвести по 2020 году?

— По бюджету – потеряли прилично, федерация помогла мало, деньги расходовались с понятными приоритетами – на здравоохранение и нацэкономику, сэкономили на соцзащите, ЖКХ и образовании. С экономикой все очень достойно: промышленность упала лишь на 1%, непрерывно росли инвестиции – плюс 15%, ввод жилья вырос на 18%. Даже в торговле, по данным Росстата, зафиксирован спад меньше среднего по стране: если в регионах минус 4%, то на Ямале – минус 2%.

Что плохо в округе, так это сильное падение платных услуг – минус 22%. То есть люди меньше развлекались, реже ходили в кафе, кино, парикмахерские. Малый бизнес Ямала, ориентированный на оказание услуг, пандемия подкосила.

Миграционный отток в прошлом году составил минус 2%. Это уже устойчивая тенденция. Жители Ямала покидают регион в том числе потому, что при потере работы найти другую очень сложно. Люди уезжают на большую землю, поскольку на пособие по безработице на Севере точно не прожить.

— В 2021 году ситуация изменится мало?

— По нефтянке непонятно — многое будет зависеть от сделки ОПЕК+. Судя по вашим темпам снижения добывающих отраслей (минус 1%), Ямала не коснулась «рубка» добычи или же она была минимальной. Но, скорее всего, была перекрыта ростом газа. В ЯНАО все зависит от ситуации в «Газпроме», «Новатэке» и «Газпром нефти». Как будет работать глобальный рынок, так эти компании себя и будут чувствовать. Но я не знаю человека, который бы смог прогнозировать 2021-й год для глобального рынка нефтегаза.

— Вы рассказывали нашим коллегам из «ТюменьPRO», что тюменская нефть становится менее конкурентоспособной, и это непременно скажется на доходной части бюджетов тюменских регионов. Как это повлияет на Ямал? Поможет ли ему газовая составляющая, в том числе проекты по производству СПГ?

— Нефть Тюмени становится менее конкурентоспособной потому, что мир понемногу «зеленеет». А российская нефть становится менее конкурентоспособной по той причине, что через несколько лет Европа введет углеродный налог, и его надо будет платить. Перспектива печально понятна. Если мы говорим о ХМАО и ЯНАО, то нефтяные месторождения, особенно в первом регионе, совсем не юные, там уже фиксируется падающая добыча. Насколько я знаю, на Ямале это наблюдается в меньшей степени, потому что в Муравленко и Ноябрьске освоение началось позднее. Но все равно – дебет уже не тот, извлекать полезные ископаемые становится все дороже. И это еще один риск.

«В Ноябрьске идет поворот в сторону депрессии». Экономист Наталья Зубаревич – о будущем Ямала, финансовых потерях «ковидного» года и шапкозакидательских проектах Артюхова

Действительно, газ для Ямала сейчас – палочка-выручалочка, но нельзя забывать, как летом на него падали цены. Волатильность (статистический финансовый показатель, характеризующий изменчивость цены на что-либо – Ред.) этих рынков очень высока, поэтому красивой жизни, чтобы все было хорошо и гладко, уже не будет. Да, газ прослужит гораздо дольше нефти, потому что он более экологичный — на наш век, что называется, хватит. Но суть в том, что мир меняется, и к этому надо готовиться. Население Нового Уренгоя – 160 тысяч, если считать с вахтовиками и гастарбайтерами. Как такой город будет чувствовать себя? Непонятно также, что будет с Сургутом, Нижневартовском, Нефтеюганском. Это вопрос пятидесятилетней перспективы, но он все равно встанет.

Новых городов на Ямале не будет

— Какое будущее ждет Ямал? То проходит информация о возможном запуске в регионе масштабного газохимического кластера, то член Совета Федерации Юрий Важенин говорит о том, что строительство новых городов в Арктике не оправдано с точки зрения экономики, и предлагает развивать вахтовый метод.

— Важенин прав абсолютно. Даже если этот комплекс заработает, постоянного обслуживающего населения там будет минимум, основная занятость — вахтой. Сабетта никогда не станет крупным городом, и это правильно, потому что несет дикие издержки.

По газохимическому кластеру обсуждаются два варианта: тащить газ на Дальний Восток, ориентированный на азиатский рынок, или же делать комплекс по месту добычи газа на Ямале. Интересанты есть на оба варианта. Поскольку наша власть принимает решения далеко не всегда исходя из экономических оснований, а сейчас она очень хочет закрепиться в Арктике, я не удивлюсь ничему. Пока я вижу доминирование геополитических решений над экономической целесообразностью.

— А что касается существующих ямальских городов — сохранится в них жизнь?

— Они будут постепенно сжиматься, но это произойдет не завтра. Если есть работа, люди будут работать. Но посмотрите: большая часть ямальцев отправляет своих детей учиться в крупные российские города – Москву, Санкт-Петербург, Екатеринбург, Тюмень. И большая часть этих детей назад не возвращается. Вот вам процесс естественного сжатия. Сегодняшние молодые люди будут свидетелями мягкого и постепенного, я надеюсь, сжатия городов под меняющиеся функции. Новый Уренгой точно останется хабом – для вахтовиков и гастарбайтеров, которые будут прилетать в него и затем разъезжаться по месторождениям.

«В Ноябрьске идет поворот в сторону депрессии». Экономист Наталья Зубаревич – о будущем Ямала, финансовых потерях «ковидного» года и шапкозакидательских проектах Артюхова

А вот что будет с городами ХМАО – надо обсуждать, потому что их много, а объем добычи нефти сокращается. Власти Югры говорят про какие-то замечательные кластеры, нефтяные технологии. Но я немного скептически настроена, потому что хорошей инженерной школы там нет. Сегодня каждый регион разрабатывает собственные программы — в них много сказочного. Я отношусь к ним философски – жизнь все расставит по местам. Как трезвомыслящий человек, я бы готовилась к разным вариантам, а не только к достижению высоких целей, записанных в стратегиях и программах. Трезвость ума, рациональность никто не отменял, но в нашей управленческой практике это не очень приветствуется.

Шапкозакидательские проекты — родовая черта региональной бюрократии

— В прошлом году ввод нового жилья в ЯНАО вырос на 18%, но до последних лет этот вопрос был не в приоритете: в разваливающихся деревяшках до сих пор живут тысячи ямальцев. Как получилось, что в регионе с большой долей ТЭК в бюджете сложилась катастрофическая ситуация с жильем?

— Жилищное строительство не было приоритетом, потому что по нему не отчитывались. Сейчас по нему введен президентским указом KPI — приходится отчитываться. Кроме того, жилье строят девелоперы, а не власти. Если ваши строительные девелоперы были не очень заинтересованы, значит, они не видели рынка, не были уверены, что продадут жилье. А заниматься социальной функцией по расселению балков за бесплатно — не их работа. Сейчас подключился бюджет — за счет этого и выросло строительство.

«В Ноябрьске идет поворот в сторону депрессии». Экономист Наталья Зубаревич – о будущем Ямала, финансовых потерях «ковидного» года и шапкозакидательских проектах Артюхова

Программа по переселению из ветхого и аварийного жилья – очень правильная. Пока люди остаются и работают на Ямале, они должны жить в человеческих условиях. Но решаться этот вопрос должен с умом. Когда я приехала в Новый Уренгой, меня возили по городу, а экскурсовод рассказывала: «Вот там, за рекой, будут новые микрорайоны». Я пришла в ужас: это же крайний север!

У чиновников сохранилось представление – чем шире и дальше, тем лучше. Нет, должно быть оптимально – замена плохих условий проживания на нормальные, и только в городской среде, где есть инфраструктура. А «растекание» города и расширение дико дорогой на Севере инфраструктуры – это неправильный процесс.

— Наталья Васильевна, давайте поговорим об эффективности расходования бюджетных денег. Многих жителей Ямала удивляют нескромно высокие зарплаты чиновников и большие траты на обеспечение деятельности административного аппарата, которые росли даже в предыдущий, кризисный, год.

— Расходы на общегосударственные вопросы в ЯНАО, куда заложено содержание бюрократии всех видов, выросли на 7%, в среднем по стране – на 9%, а, например, в Москве — на четверть. Наши чиновники себя не обижают, это правда. Но я считаю, что управленцам надо платить хорошо, чтобы работали профессионалы. Другой вопрос – как мы оцениваем их умения? Все ли они сделали по уму, правильно ли расставили приоритеты, проконтролировали ли эффективность расходов? Например, в ЯНАО добавили деньги на здравоохранение. Возникают вопросы: а как потрачены эти деньги? На что конкретно? Люди этого не знают, а потому начинают смотреть на зарплаты чиновников.

— Но на Ямале и правда очень большой разрыв в зарплатах. Недавно педагоги нескольких муниципалитетов жаловались, что при средней зарплате по региону 80-90 тысяч рублей их доходы сократились до 40-60 тысяч. При этом зарплаты глав муниципалитетов и их заместителей достигают миллиона рублей в месяц.

— Мэр и учитель – несколько разные должности, но миллион — очень много, согласна. Это для меня удивительно. Но если у вас учитель получает 50 тысяч рублей, это означает, что плохо выполняются федеральные указы по зарплате.

— Еще к вопросу об эффективности расходования бюджетных денег. В последнее время в округе обсуждаются идеи губернатора Дмитрия Артюхова по созданию туристического кластера и горнолыжного комплекса на Полярном Урале. Он заявил, что если «по уму делать», то все получится.

— Все всё бросят и поедут на Полярный Урал кататься на горных лыжах. Я устала уже слушать про эти совершенно шапкозакидательские проекты. Ну, это родовая черта нашей региональной бюрократии.

Артюхову позвонят из Москвы и скажут, что делать

— Вечная проблема Ямала – это конфликт между крупными компаниями и коренным населением. Недавно при региональном правительстве заработал совет представителей КМНС. Губернатор заявил, что главная задача совета – выстраивание диалога между бизнесом и тундровиками. Получится ли снизить градус напряженности? Или же приоритет Артюхова – не коренные жители Ямала, а Михельсон с Миллером?

— Безусловно. Просто он хочет снизить протестный градус, чтобы не было острых конфликтов. Все строительство на Ямале ведется на родовых землях, на угодьях выпаса оленей. И это конфликт интересов. Раньше он решался просто: компании давали тундровикам снегоходы, поставляли им топливо. Максимум, что может сделать ваше региональное руководство – тихо попросить, потребовать оно не может, крупный бизнес побольше давать ненцам, чтобы они поменьше выступали и поднимали шум. Другого пути я не вижу, потому что приоритет нефтегазовой отрасли абсолютно тотален. Наша власть еще в советское время расставила свои приоритеты и от них не отступает.

— Ранее вы отмечали, что главное лицо на Ямале – не губернатор, а компания «Новатэк» с двойной фамилией Михельсон – Тимченко. И все приоритетные вопросы решаются в здании Кремля или Белого дома. Но региональные СМИ рисуют иную картинку: то Дмитрий Артюхов дает какие-то рекомендации в нефтегазовой сфере, то анонсирует новые масштабные проекты.

— Неужели «Новатэк» и «Газпром» будут с ним договариваться? Даже «Газпром нефть» будет решать свои вопросы не в Салехарде. Туда позвонят из Москвы и скажут, что нужно сделать для «Новатэка», «Газпрома» и «Газпром нефти», если что-то не было сделано, и эти «великие» компании оказались недовольны. А что, у кого-то есть иллюзии на этот счет?

Кто-то не знал, как решился вопрос о льготах «Новатэку», который получил освобождение практически от всех налогов, в том числе идущих в бюджет ЯНАО? Это что, ваш губернатор решил? То же самое с «Роснефтью» в Красноярском крае, которая пять лет вообще ничего не платила. Все же понятно.

«В Ноябрьске идет поворот в сторону депрессии». Экономист Наталья Зубаревич – о будущем Ямала, финансовых потерях «ковидного» года и шапкозакидательских проектах Артюхова

Если ваши власти хотят показать людям, что они что-то могут, пусть ищут компромисс между большими компаниями и КМНС — это полезная история. Пусть думают о том, как развивать крупные города вместе с компаниями. Вы видите, что с Муравленко происходит – люди оттуда уезжают, потому что у «Газпром нефти» уже наблюдается падающая добыча.

Вы видите, что происходит в Ноябрьске, где уже идет поворот в сторону депрессии. Вот о чем ваши начальники должны думать вместе с компанией – как смягчить этот процесс. Потому что добывать столько, сколько раньше, «Газпром нефть», скорее всего, уже не будет. В этих бы делах разобраться, а не горнолыжный курорт на Полярном Урале строить.

Специфика вашего округа в том, что, если у вас есть хорошие финансисты во власти, есть люди, работающие с большим бизнесом, и специалисты, умеющие выстраивать отношения с мэрами крупных городов, то уже, наверное, не очень важно, какой губернатор. Лишь бы больших глупостей не делал.

«В Ноябрьске идет поворот в сторону депрессии». Экономист Наталья Зубаревич – о будущем Ямала, финансовых потерях «ковидного» года и шапкозакидательских проектах Артюхова

— Год назад на встрече в Екатеринбурге, комментируя политическую ситуацию в стране, вы отметили, что «мат пока стоит только на кухне». Многие россияне недовольны падающими доходами, но при этом понимают, что протестовать бессмысленно. Минувшей зимой в российских регионах прошли митинги. Силы трансформаций, зреющие внутри системы, начали прорываться наружу?

— Митинги прошли, люди выпустили «постковидный» пар, но их прижали к ногтю – сказали «молчать, сидеть, бояться». Недовольство и дальше будет расти, потому что доходы населения не растут и есть дикая неопределенность, непонятно, что дальше. Но ожидать, что в обозримой перспективе все выйдут на баррикады, обнажат грудь и достанут знамя подобно героям картины Эжена Делакруа, смешно для меня. Люди предельно рациональны. Особенно у вас, где, если ты работаешь в «Газпроме» и вдруг что-то вякнешь, уже завтра лишишься работы. А альтернативы в округе нет. Поэтому Ямал протестовать не будет уж совершенно точно.

Жителям округа в спину дышат башкирские, татарские, оренбургские вахтовики. Рынок в регионе абсолютно жесткий! Это на улицах Москвы мы видим много молодых людей, которые не боятся еще и потому, что в гигантском городе всегда можно найти работу. А на Ямале – только матом и на кухне.

Пока протестная волна схлынула, встала на паузу, как и у белорусов. Это не отменяет копящегося недовольства, оно продолжается. Но люди видят рост репрессивности государства и взвешивают свои риски. У каждого человека семья, работа. И каждый имеет право на свое решение, в том числе оппортунистическое – посижу тихо в сторонке, может, как-нибудь что-нибудь изменится. Люди разные.

Беседовала Кристина Шабунина

Фото: правительство ЯНАО, администрация Нового Уренгоя, «Газпромнефть – Ноябрьскнефтегаз»

Ранее по теме:
Экономист Наталья Зубаревич: «Роль губернатора на Ямале близка к нулю. Все вопросы решаются за кремлевской стеной».  

Каждому ямальскому губернатору — своё «Варчато»? Только на проектирование VIP-базы «Харбей» Артюхов потратил более 18 млн рублей

Налоговые льготы для Михельсона. Губернатор Артюхов больше заботится о бизнесе олигархов, чем о качестве жизни ямальцев?

Это был провальный год. Скажется ли финансовый кризис в «Газпроме» на доходах и будущем Алексея Миллера?

Источник yamalpro.ru

Авиабилеты

Горящие туры

6